.

суббота, 25 августа 2012 г.

Неудачный рейс бравого вояки

капитан
Ко мне обратился коллега с предложением о публикации его рассказов и морских баек. Как говорится – нет препятствий. Ведь материал-то о нас, о мореманах, из первых рук, так сказать, без купюр и цензуры. Представляю вниманию уважаемой аудитории первый рассказ этого положительного во всех отношениях человека. В сети он известен под ником Shyrkan, а в миру просто – Александр. Читаем, комментируем.
Жил, да был на белом свете один бравый капитан 3-го ранга. Когда-то, в конце 80-х, он закончил военную мореходку и попал служить на Черное море на сторожевой катер. Особыми талантами и честолюбием он не отличался, поэтому карьера его не заладилась. Там он и тянул потихоньку свою военно-морскую лямку в низших офицерских должностях.
Но вот Союз развалился, флот поделили, и его катер отошел незалежной Украине. Военное судно поставили к стенке и про него все забыли. Там оно и ржавело потихоньку целых 10 лет. Все эти годы, наш герой продолжал служить на этом корабле, потихоньку рос в должностях, т.к. его начальство или потихоньку спивалось от безысходности или находило работу получше на гражданке. С уходом очередного начальника, за отсутствием других претендентов  наш капитан повышался в должности, пока не дорос до командира катера в звании капитана 3-го ранга. И вот по прошествии 10 лет корабль продали китайцам на металлолом, а нашего капитана сократили и демобилизовали. Он оказался брошен в бурный океан рыночной экономики, и надо как-то жить дальше.

Своего торгового флота, к тому времени, у Украины тоже не осталось, поэтому он решил податься в моря «под флаг» на суда иностранных судовладельцев, тем более по рассказам знакомых моряков – там хорошо платят. Вот только уже не молодой, без знания языков, без опыта работы, последний раз выходивший в море 10 лет назад военный моряк – он нафиг там никому не нужен. Тем более, конкуренция в отросли очень высокая, и желающих уйти в моря хоть отбавляй. Помогла одна дальняя родственница, работающая в крупном крюинговом агентстве.  Помогла сделать необходимые документы, поставила его «на учет». Оставалась только ждать удобного момента. И вот он наконец настал – как то летом на одном судне  с полностью русскоязычным экипажем второй помощник капитана попал в больницу с аппендицитом, и срочно была нужна замена. Лето – сезон отпусков, и срочно найти человека  на нужную должность бывает непросто.

В общем, наш герой полетел на судно – довольно большой сухогруз на должность второго помощника. Вот тут заканчивается предисловие и начинается собственно рассказ.

Уже само прибытие нашего героя на судно началось с конфуза. Последние несколько дней для судна выдались напряженными – было много портов погрузки и выгрузки, проверки портнадзора и костгарда, короткие переходы в портах Европы. А тут еще и продукты со снабжением подвезли.  Весь экипаж  вышел на погрузку, а капитан, чтобы освободить вахтенного матроса  встал на вахту у трапа. Одет он был по-простому – в шорты и футболку.

И вот представите картину – к трапу подъезжает такси и оттуда выгружается наш вояка, одетый в отглаженную форму – в погонах и фуражке, с двумя огромными чемоданами.  Бросив чемоданы на причале и отпустив таксиста, он строевым шагов взлетел по трапу и заявляет обалдевшему от такого явления мастеру:

«Я капитан 3- го ранга! Прибыл к вам на судно 2-м помощником!  Вон там, на причале, мои шмотки – отнеси их в  мою каюту, а я пойду,  доложу о своем прибытии капитану!». Капитан доходчиво, почти не матерясь, объяснил новому члену экипажа, что он и есть мастер на этом судне. Что если у него такие тяжелые чемоданы, что он сам не может их донести, то вон – клади их в клеть с продуктами – поднимем краном. И вообще: «Переодевайся в рабочую одежду и помогай с погрузкой продуктов, ибо кто не работает – тот не ест!».

Вот так, грубо, как «Титаник» с айсбергом, его ожидания о не пыльной работе столкнулись с реальностью,  развалились на куски  и утонули в океане.

Загрузившись припасами, наше судно встало на рейде. Предстоял небольшой перестой в ожидании погрузки. Экипаж использовал эту передышку для проведения всяких необходимых работ по обслуживанию механизмов судна и покраски. Наш герой, желая реабилитироваться в глазах капитана, тоже развил бурную деятельность. На нашем судне одной из обязанностей второго помощника является контроль за состоянием пожарного оборудования и спасательных средств.  Наш вояка облазил все судно, проверил наличие всех огнетушителей, пожарных шлангов, состояние насосов и гидрантов. Везде поклеил таблички с датами проверок. Пересчитал и проверил на срок годности все лекарства в амбулатории, перемерил на себе все пожарные костюмы и дыхательные аппараты. Капитану судна понравилось такое рвение, и он похвалил второго пома за его работу. Только вот во всем надо знать меру.

Однажды днем, стояв одиночестве на вахте на мостике, наш герой, не с кем не посоветовавшись,  нажал небольшую красную кнопочку с непонятной для него надписью на английском «Aux. Eng. Emergency stop». Судно полностью обесточилось, но через минуту запустился аварийный дизель-генератор и свет снова загорелся. За эту минуту успело много чего произойти. Впрочем, наш герой пока этого не знал, и пошел в машинное отделение выяснять – что это было.

В это время в машинном отделении двое мотористов чистили ресивер главного двигателя. Работа очень тяжелая и грязная. В тесном пространстве ресивера, больше всего похожего на трубу полтора метра в диаметре, в сорокаградусной жарище приходилась вручную отскребать со стенок смесь переработанного масла, несгоревшего мазута и сажи – жуткую вонючую гадость, с консистенцией пластилина. В тоже время, по крутому трапу в машину спускался старший механик. Он нес ведро с 15 литрами ярко алой краски, которую он взял у боцмана для покраски пожарных рожков. И тут гаснет свет! В машинном отделении кромешная тьма – горит только несколько тусклых лампочек  аварийного освещения.

Старший механик промахивается мимо ступеньки и с грохотом катится по крутому трапу вниз. В низу он сильно ударяется лицом об палубу, сверху на него падает ведро с краской. Матерясь он вскочил на ноги и, оставляя подтеки краски побежал в центральный пост управления – выяснять что случилось.

Мотористы в ресивере тоже ломанулись на выход. Естественно, пока они оттуда вылезли, перемазались с ног до головы. Они тоже побежали в ЦПУ. Путь их пролегал через трап залитый краской на которой они поскальзываются и тоже падают вниз в лужу с краской. Быстро выяснив в ЦПУ что случилась, все они пошли на мостик выяснять – кто нажал кнопку.

На полпути между мостиком и машиной произошла их незабываемая встреча. Спускающийся по трапу второй увидел, как на встречу ему поднимаются персонажи из фильмов ужасов. Впереди шел Сатана – ярко-алый стармех с огромным синяком на пол лица. За ним двое чертей – перемазанных с головы до ног черным, с запахом серы, с подтеками алой краски, мотористов. Все с угрюмыми, но очень решительными лицами.  Голливудские зомби увидев такое – в ужасе разбежались-бы, а вурдалаки с мутантами – просто отложили-бы со страху пару кирпичей – и зарылись под землю. Наш герой тоже немного опешил, и на вопрос: «Какого хера ты здесь делаешь, сейчас твоя вахта. Кто на мостике?» Ответил: «Я там на кнопку нажал, и свет погас. Иду узнать – в чем дело?».

Те небольшие участки лица стармеха, которые еще сохраняли естественный цвет побагровели, и теперь все его лицо было однородного алого цвета. «Ах ты же экскремент больной чайки» – сиплым от гнева голосом прохрипел стармех: «Я же тебе сейчас твои шаловливые ручонки нахер повыдергиваю!». Мотористы тем временем молча начали заходить с флангов.
Тут второй понял – что таки-да повыдергивают, причем незамедлительно. Проявив недюженую прыть, он побежал, и заперся в своей каюте. Пол часа под его дверьми бушевала буря. Моторист был послан, чтобы принести лом – ломать дверь. Но вмешался капитан, и всех разогнал.

В последствии стармеху пришлось побриться налысо и (О Боже!) сбрить его «боцманскую» бородку – неисчерпаемый источник его либидо, т.к. краска намертво впиталась в волосы, и они стали радикально алого цвета (по этому поводу к нему даже приклеилась новая кликуха – «Красная борода»). Излишне будет  говорить, что с тех пор, старший механик, кроме как: «Эта Сука» 2-го помощника не называл. Тот тоже старался с ним не встречаться, даже перед тем как поесть, звонил на камбуз и спрашивал – есть ли в столовой стармех.

Судно тем временем загрузилось, и пошло через Атлантический океан на США. Погода немного испортилась, и судно стало покачивать. Тут выяснилось, что наш герой совершенно не переносит болтанки. Каждые полчаса, на вахте, он бежал на кому и «Звал Ихтиандра» (рыгал за борт). В остальное время лежал пластом в каюте. Впрочем, через несколько дней погода улучшилась, и ему полегчало.   

С палубной командой отношения тоже как-то не сложились. Выяснилось, что его стиль командования «Квадратное катить, а круглое нести! Потому что я так сказал!» не встретил должного понимания у матросов с 20-и летним стажем работы на флоте. И в отличии от сопливых, 18-ти летних моряков – призывников на военном флоте,  сорокалетние матросы на торговом флоте не постесняются послать зарвавшегося командира туда, на чем царь морей Нептун русалок вертит. 

Был у нас на судне один матрос Вася по кличке «Пивасик», прозванный так за неестественную тягу к этому пенному напитку. Теперь таких типов называют в интернете  «Гоблинами». Он был большей любитель подколоть ближнего своего. Если день прошел без приколов – он считал, что этот день прожит зря. Он служил на судне неисчерпаемым источником веселья, впрочем, и проблем тоже. Так вот, как-то раз, темной ночью, после пары выпитых с коллегами бутылок пива, он решил разыграть второго помощника, стоящего в этот момент на мостике на вахте. Выключив в своей каюте свет, и открыв  иллюминатор (Иллюминатор его каюты находился в лобовой части надстройки) он включил красную лазерную указку, и навел луч на носовую мачту.  Наш помощник не сразу, но заметил прямо по курсу красный огонек.  Пеленг на огонек не менялся – это означало, что наше судно идет прямиком в борт другого судна. Второй помощник метнулся к радару – на нем все чисто. Запаниковав, и не зная, что делать дальше – он будит капитана. Сонный капитан поднимается на мостик, при этом громко хлопнув дверью каюты. Вася, услышав в ночной тишине звук хлопнувшей двери выключает свой лазер. Мастер не найдя на мостике ничего подозрительного, и слегка раздолбав вахтенного штурмана, снова ложиться спать. Выждав пол часа, Вася снова включает свой огонек – все повторяется, только на этот раз мастер в два раза злее. На третий раз Вася не услышал, как хлопнула дверь, и мастер увидел огонек. Опытный навигатор, он, быстро вычислил что к чему, и неожиданно нагрянул в каюту матроса. Гнев его был ужасен – матроса сослал на неделю в машину, с указанием задействовать того на самую тяжелую и грязную работу. Впрочем, старший механик, узнав, за что именно того сослали, принял его как героя, и втихаря, вовсе освободил от работы. Гораздо больше досталось нашему вояке – так как выяснилось, что тот имеет весьма отдаленное представление о том, как надо управлять судном, и расходиться с другими судами, то есть  его полная профессиональная несостоятельность. 

Кроме того, на фоне его предыдущих неудач, у нашего героя развилась нешуточная паранойя – он стал запираться в каюте, выходил оттуда только поесть и на вахту. И как то раз проснувшись утром, и обнаружив что замок его каюты не открывается (просто сломался замок) он решил что это очередные козни его недоброжелателей, и вместо того, чтобы просто позвонить по телефону, и попросить помощи, не придумал ничего лучше – как связать из простыней веревку и спуститься вниз из иллюминатора на палубу с 4-х этажной высоты. Все-бы ничего, только в это время капитан совершал свой утренний моцион по палубе и, увидев «побег узника из темницы» – не оценил его должным образом, и подумал о нашем герое нехорошее. Впрочем, его прошение о замене второго помощника встретило неожиданное противодействие со стороны крюинга – это родственница постаралась.

Тем временем наше судно наконец добралось до Майями. Второй помощник с боцманом пошли встречать лоцмана. И так случилось, что лоцман, уже весьма преклонного возраста мужчина,  поднимаясь по лоцманскому трапу, сорвался и упал в воду. На нем был спасательный жилет, вода была теплая, да и лоцманский катер был всего в 20 метрах – в общем ничего опасного. Но наш герой не мог бездействовать, и он кинул с 15 метровой высоты борта спасательный круг. Его порыв был понятен, вот только кидать надо было получше – спасательный круг попал лоцману прямо по голове. От удара тот потерял сознание и нахлебался воды. Лоцманский катер выловил из воды безжизненное тело лоцмана, и помчался в сторону берега. «Ох, быть беде» – сказал бывалый боцман – и он был прав. 

Как только судно пришвартовалось, на судно прибыло человек 10 американских полицейских, с намерением арестовать второго помощника за «Преднамеренное покушение на жизнь государственного служащего США при исполнении тем его служебных обязанностей». Нашему герою реально светил немаленький срок в американской тюряге. Мастеру стоило огромных усилий, после опроса полицией свидетелей, доказать, что это был просто несчастный случай. Повезло, что лоцман в больничке, наконец вышел из комы, и дал показания. Но все равно, власти потребовали – в течение суток депортировать виновного с территории США, впрочем, мастер не возражал.

Провожать нашего бравого вояку вышел весь экипаж. Уже спускаясь по трапу к ожидавшему его такси, он остановился посреди трапа, обернулся, и в непрерывном монологе минут на 20 высказал все, что он думает о нашем судне и его экипаже в частности. Монолог был прекрасен! Не остался незамечен ни один изъян. Не остался без внимания ни один член экипажа и его родственник до третьего колена. Извержение вулкана продолжалось без единого повторения, с применением неожиданных аналогий и сравнений. Экипаж слушал его в полной тишине, затаив дыхание – у нас тоже были мастера матерного жанра, но такого не мог никто! Закончив, он развернулся, и сошел по трапу ни разу не обернувшись. Мы провожали его бурными овациями – наконец-то проявился его истинный талант!

©Shyrkan
blog comments powered by Disqus
Related Posts with Thumbnails