.

вторник, 10 мая 2011 г.

Кладбище кораблей

Каждое плавсредство, как и все в этом мире бушующем имеет свой срок жизни. Умные головы проектирует судно в конструкторском бюро, на судостроительной верфи судно рождается – закладывают киль и возводят шпангоуты, корпус, обшивку, настройки, затем загружают и монтируют оборудование, наконец, отделывают каюты и помещения. Далее судно успешно спускается на воду и эксплуатируется в течении пары десятилетий: возит грузы, пассажиров и для многих моряков становится домом на некоторое время. Когда судно стареет и затраты на эксплуатацию значительно превышают доходы, то финалом большинства судов, вне зависимости от размера и назначения является разделочная площадка. Здесь судно умирает или как принято говорить «пускается на иголки». Одно из мест, куда корабли приходят, чтобы остаться навсегда – это Аланг, Индия.

Прибрежное местечко Аланг, что в полсотни километров от Бхавнагара, Индия называют настоящим кладбищем кораблей. Аланг стал крупнейшей в мире площадкой по разделу списанных на слом судов.  Побережье Аланга разбито на сотни разделочных площадок, называемых местными работягами – «платформами». На этих самых платформах одновременно трудятся до 30000 рабочих, вручную разбирающих суда. Поскольку условия работы неописуемо ужасны и тяжелы, а техника безопасности отсутствует совершенно – да там, наверное,  и слов то таких не знают – Аланг стал магнитом для бедняков Индии, готовых на все ради шанса получить хоть какую-то работу. В среднем на судно приходится порядка 300 рабочих, за два месяца судно разбирается на металлолом полностью. В год разделывается порядка 1500 судов, практически всех мыслимых классов и типов – от военных кораблей до супертанкеров, от контейнеровозов до кабелеукладчиков. Зарплата рядового корабельного «потрошителя» до смешного мала – около полутора долларов в день. Из-за такой вот низкой стоимости труда и отсутствия дорогостоящей судоподъемной техники Аланг является экономически выгодным центром по утилизации судов.


Разделочная площадка Аланга – это просто кусок пляжа. Перед постановкой на разделку очередного судна этот кусочек, именуемый платформой, очищают от останков предыдущего судна – то есть не просто очищают, а буквально вылизывают, до последнего винтика и болтика. Не теряется ничего абсолютно. Затем судно, предназначенное на слом, разгоняется до полного хода и выскакивает на предназначенную ему площадку своим ходом. Операция по выброске на берег тщательно отработана и проходит как по маслу. Побережье Аланга идеально подходит для такой работы и такого способа – дело в том, что по настоящему высокий прилив случается лишь дважды в месяц, именно в это время суда на берег и выбрасывают. Затем вода спадает, и суда оказываются полностью на берегу. После чего на него как муравьи, карабкаются рабочие, причем сначала лезут по якорь-цепям или сброшенным с палубы тросам, и лишь позже строятся какие-то леса, хотя часто до них дело не доходит.


Разделка производится при практически полном отсутствии механизации, с помощью паяльных ламп и отверток с молотками. Рабочие отгрызают, так сказать, большие секции и листы металла, те затем падают вниз, а уже оттуда вручную грузятся на фуры для вывоза. Естественно, планов и чертежей нет, равно как и технического руководства. Разделка поражает тщательностью – сначала снимается абсолютно все, что можно снять и отделить как нечто отдельное и годное к дальнейшему употреблению – двери и замки, части двигателей, кровати, матрасы, камбузные комбайны и спасательные жилеты, производится вырезка цветных металлов из трубопроводов и медных кабелей силовых цепей. Затем принимаются за корпус судна, кусок за куском. Собственно металлолом – части корпуса, обшивки и пр., вывозят на грузовиках куда-то прямиком на переплавку или на места сбора металлолома, а всякими запчастями, еще годными к употреблению, забивают громадные склады, протянувшиеся по дороге, ведущей от побережья. Если надо купить что-то для судна, от дверной ручки до панелей переборок кают, лучшего всего съездить в Аланг, дешевле вы нигде в мире не купите. Зрелище судна на берегу, частично разобранного, с лохмотьями обшивки и оборудования, вываливающимися со всех сторон, являет из себя внушительное и в тоже время печальное зрелище.


В последнее время в Аланге, как на остальных разделочных площадках в Пакистане, Бангладеш и прочих чебуречных странах все более остро стоят экологические проблемы. Гринпис бьет в набат – океан загрязняется нефтепродуктами и прочими ядовитыми веществами. Помимо океана страдает и атмосфера из-за выгорания судовой краски. Корпус морского судна многократно покрывается антиобрастающими красками, состав которых входят ртуть, свинец, сурьма и прочие яды. При обжиге неочищенного от краски лома эти вредные вещества выделяются в окружающую среду. Но потуги экологов в большинстве своем тщетны, ведь все упирается в деньги и выгодный гешефт от утилизации, а океан большой – он потерпит…


Вот таким незатейливым образом, и в таких условиях, находят свой конец сотни судов, некоторые из которых были в свое время гордостью страны, чей флаг они носили.

По материалам сайта «Морской бюллетень»
blog comments powered by Disqus
Related Posts with Thumbnails