.

среда, 17 ноября 2010 г.

Экипаж судна

Расскажу, что за контингент на нашем судне работает. Экипаж – пятнадцать человек. Все не первый раз бороздят просторы, как говорится – «весь зад в ракушках и душа надорвана», отпетые мореманы, иначе и не скажешь. Представители шести национальностей собрались вместе на борту, чтобы немножко поработать. Гватемалец, русские механики и украинские штурмана, латвиец-электришен, португалец и филиппинская мафия во главе с полуглухим боцманом. Перемешанный экипаж совершенно разными людьми  как по мировоззрению, культуре так и по возрасту. Судно, как уже не однократно упоминалось, это место где даже переборки стеклянные, то есть все у всех на виду. Не проходит и недели, как ты понимаешь ху из ху и чего ждать от сослуживца. С некоторыми людьми складываются хорошие отношения, а с некоторыми не очень. Обычная ситуация в металлической коробке. Как жить на судне, чтобы было более-менее комфортно для психики?

Можно бороться, переделывать людей «под себя». Или наоборот, замкнуться в себе, и тянуть свою лямку, ни с кем не общаясь. Однако рецепт очень прост – надо относиться к человеку так, как будто ты видишь его впервые. Если ты не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней и все будет зер гуд.

Люди разные и у каждого члена экипажа, помимо положительных качеств характера существует еще и море проблем. И как не поделиться своей проблемой с коллегой, чтобы он тоже не скучал. Практически каждый день я слышу душещипательные истории о разводах, дележе имущества, кредитах, нехватки денег на покупку Тойоты «Прадо» или куска филиппинских джунглей. Народ делится наболевшим друг с другом. Хотя меня иногда достает такая откровенность, но тут как раз к вопросу об отношении к ситуации.

О каждом человеке в отдельности рассказывать скучно и не интересно. Опять же мое субъективное мнение, вряд ли кого-нибудь заинтересует. Расскажу лишь о первом после Бога. Колоритная личность наш капитан. Португалец, вернее, кабо-вердинец, но перекочевал во время своего полового созревания в Португалию, где и бросил якорь. Морской волк. Везде был, все знает. Человек положительный, хотя болтлив как попугай. С его слов – он сделал головокружительную карьеру. Давным-давно работал он третьим помощником. Однажды при отходе из порта экипаж не смог добудиться капитана-шведа, который спал в пьяном угаре. Нашему герою довелось самому маневрировать и выводить судно из порта. Конечно, под присмотром лоцмана. Где в это время был старпом и второй история умалчивает. Как бы то ни было, но об этом факте узнали португальские морские начальники и за эти, откровенно говоря, нечеловеческие заслуги его продвинули сразу в капитаны, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Эти последствия видны и сейчас, в виде вопросов и действий в профессиональном плане, которые вызывают недоумение и нервный тик у старпома.

В порту, как и положено, капитана на судне не найдешь. Он развлекается на берегу. Его влекут злачные места, которые в изобилии расположены вблизи портов захода нашего судна. Там у него друзья, сервеза и танцы с герлфрендами. Иногда складывается такое впечатление, что он переживает лишь по двум вопросам – доступности Интернета и чтобы на дискотеке электричество не выключили.

С экипажем капитан дружелюбен, чем и пользуется наш гватемальский рефмеханик, заказывая каждый день бутылку огненной воды.

К слову о рефмеханике. Это потрясающий человек. В смысле, потрясает все судно своими  приключениями на пьяную голову. Из-за его пристрастия к алкоголю получил прозвище – Мессершмидт. Потому как не ходит по судну, а летает, словно подбитый немецкий летчик.

Полуглухой филиппинский боцман руководит компанией земляков в количестве пяти человек. Матросы попались в этот раз вполне адекватные, дружелюбные и исполнительные. Контракты у всех по десять месяцев. Полный «абырвалг». Как-то я спросил, зачем вам так много денег? На что получил резонный ответ, мол, настоящая жизнь у филиппинца на судне, где есть стиральные машины, караоке, рис с жареной копченой рыбой на халяву и прочие удовольствия. Чего домой торопиться, нас и тут не плохо кормят. А дома у многих нет даже минимальных радостей цивилизации. Все-таки трудятся так долго еще по причине сделать былью сказку о прекрасном филиппинском доме, построенным на собственной земле, на зависть соседям и на радость близким. И чтобы бизнес организовать типа петушиных боев без правил. Так, что работают и не жужжат.

Томными карибским вечерами собираются филипки в кают-компании и поют заунывнее баллады под расстроенную акустическую гитару. А по выходным и праздникам становишься невольным участником караоке-сейшена с песнями о любви и преданности азиатских женщин к людям романтической профессии.

Механики также очень положительные ребята. Постоянно в делах и заботах: ремонтируют неотремонтированное, докручивают недокрученное и измеряют неизмеренное. За стаканом чая любят рассказывать волнительные истории о дизель-генераторах, давлении масла и подпоршневом пространстве. А мы, простые судоламатели, пытаемся вникнуть в перипетии механической жизни. Получается, но с трудом…

Все как всегда: работа, общение. Атмосфера на судне, в целом, благоприятная. Каждый занимается чем-то интеллектуальным: кто танцует, кто в бинокль смотрит, а кто-то гайки крутит. Все при деле и ждут окончания контракта.
blog comments powered by Disqus
Related Posts with Thumbnails