.

воскресенье, 20 июня 2010 г.

Критические мгновения

Как это не удивительно, но что такое «морская болезнь» — лучше всего поймут женщины. Потому как сия напасть, которую приходится переживать в той или иной степени всем морякам, есть не что иное, как настоящие «критические» дни, часы, минуты, мгновения. Да и ощущения практически те же: смесь гордости за своё моряцкое происхождение-предназначение и гадливости — за физиологическую, мягко выражаясь, антиэстетичность. В общем, до омерзения противный медицинский факт, который — ни обойти, ни объехать, ни откупиться коррупционными подношениями, потому как — природа.
Корабль – это не автомобиль, который можно остановить, чтобы пройтись по твёрдой почве и наглотаться вволю чистого воздуха, и не качели,  чтобы, когда голова закружится, соскочить и, как ни в чём ни бывало, заняться чем-то другим. Море — это почти постоянная качка, которую в «бортовом» её варианте ещё более-менее можно перенести, но вот когда эта качка приобретает «килевой» характер,  то тогда хоть за горизонт вой: «Лучше вздёрните меня на рее!»

Разумеется, у каждого моряка — своя личная история, свои ощущения и свои способы преодоления «морской болезни», её симптомов и её последствий. Однако есть и десяток общих для всех рецептов — моряки их отлично знают. Но прежде чем глотать «колёса», следует потренировать собственный вестибулярный аппарат, в общем, ввести в правило для себя нечто вроде физической зарядки, только не простой, а специфической — с преимущественным вращением в разные стороны головой, телом, частыми и быстрыми наклонами, стояние на голове, упираясь о стену. Тогда и «морская болезнь» если и не отступит окончательно, то уж, во всяком случае, и не разбушуется и не разгуляется бесконтрольно.

Лично я, ввиду врождённого сангвинического характера, всегда стараюсь настраиваться на позитив. И когда подкатывает тот чёртов комок к горлу и когда хочется излить не только душу, но и желудочные соки морскому богу, стараюсь об этом не думать. Нет ни качки, ни шторма, а есть Вован, Колян, Гиви, Иванилдо, Монтейро, есть капитан, старпом, есть где-то берег, в конце концов, есть масса песен, которыми можно попытаться перекричать стихию, есть носовой платок, смоченный ещё не исчезнувшем совсем из продажи легким сухим, который нюхнул — и на душе как перед свиданием с девушкой «на заре бурной молодости».

Что ещё? Да жрать надо меньше, в крайнем случае, лимончика или имбиря пожевать, и уж ни в коем случае не пытаться «клин клином вышибить», т.е. хлебнуть спиртного в шторм: проверено — не помогает, и это ещё мягко сказано, потому как — откровенно вредит. Лучше ничего не делать, а уткнуться, если обстановка позволяет, в одну неподвижную точку, и быть как бы и самому в «стационарном» положении. Причём лучше всего, если вы – на нижней палубе, в центре, где качка ощущается меньше всего.

Из всех, с кем я ходил «под парусами», лучше всего морскую болезнь преодолевал филиппинец Маноэл, который, едва приближались неприятности, отрешался от внешнего мира, смотрел куда-то вдаль осоловелыми глазами, а возможно, что и не вдаль, потому что понять нельзя было на самом деле, — смотрел и растирал середину запястья. Другим, кому он эту же процедуру пытался проделывать, не помогало — видать, Маноэл был никудышный хилер, т.е. народный знахарь. Хотя извергал он рвотные массы и меньше, и значительно реже. Я же пытался, было, тереть запястье сам, но помогало даже не через раз, а через три, и я отказался от филиппинской народной медицины и я её избирательных достижений.

В общем, как ни крути, но «морская болезнь» — это эпидемия, которой в той или иной мере болеют все, вне зависимости от числа пересечённых экваторов, намотанных морских миль, разного рода регалий и нашивок. Иначе и нельзя, потому как сей «недуг» — «болезнь» настоящих морских волков. Настоящие волчицы меня поймут.
blog comments powered by Disqus
Related Posts with Thumbnails