.

суббота, 10 апреля 2010 г.

Первый рейс или начало карьеры. Часть вторая

Challenger
Я всегда знал, что мир не без добрых людей. Они существуют, надо только знать к кому обратиться. Свой первый контракт я подписал в одной крюинговом агентстве, которое дало путевку в море многим начинающим мореманам. После месячных безрезультатных поисков возможности уйти в первый рейс, мне всё-таки позвонили с очень заманчивым предложением. Срочно требовался матрос с мало-мальским знанием английского языка для работы на солнечном острове Мальта. Единственное «но» – необходимо было пообщаться с «самым главным» мальтийцем по телефону для полного моего счастья. А этот товарищ уж очень щепетилен в кадровом вопросе и уже забраковал пять кандидатов на эту должность. Суровый дядя, по-видимому. Признаюсь, это был мой первый разговор с иностранным гражданином. Причем этот самый главный морской начальник вдобавок к своему непонятному мне мальтийскому акценту еще и отменно картавил как Изя Шниперсон. Опуская подробности диалога о погоде, прошлых морских достижениях и моих сказочных перспективах, скажу что свершилось – я получил путевку в морскую жизнь.

Предстояло мне на долгих шесть месяцев лететь работать на солнечную Мальту на судно с космическим названием «Challenger» и в полностью смешанный экипаж. Там срочно требовалась замена одному матросу-украинцу, который будучи на берегу в сиську пьяный и катаясь на велосипеде по встречной полосе движения, попал в аварию и сломал себе ногу. Это я потом понял, чем привлекла того товарища встречная. На Мальте, оказывается, левостороннее движение. Забыл, наверное, по пьяному делу или осерчал.
Если скажу, что услуги по трудоустройству от вышеупомянутой конторы мне ничего не стоили, то это будет неправда. Без мзды и не туды и не сюды. Проза жизни как есть.

В общем, на сборы сутки. Билет на руках. Любимая в шоке от предстоящей разлуки. А я в недоумении, что брать с собой в свой первый рейс кроме сала и вяленой воблы по просьбе будущих коллег. Суета сует, чемодан, ж/д вокзал и Киев. Вылет из Борисполя на Мальту через Вену. Пятичасовой вояж в неизвестность. И я в легком ступоре от окружающей меня действительности.

Радостное улюлюканье и хлопанье в ладоши пассажиров «Аэробуса» ознаменовали удачное приземление самолета на Мальту. После оформления документов меня на выходе встретил как раз тот самый главный по кадрам, с которым мы общались двумя днями ранее. Звали его Чарльз. После взаимного фейсконтроля и рукопожатий мы отправились в порт. Во время поездки, пока мы беседовали о предстоящих делах, у меня уже сложилось первое впечатление о месте, где мне придется провести следующие полгода – об островном государстве Мальта.
Malta
Во-первых, несмотря на сентябрь, здесь было очень и очень жарко. Во вторых, очень удивило «компактность» городов, т.е. отсутствие больших расстояний между ними. На Мальте практически все города расположены вплотную друг к другу. Вот, к примеру, дом – половина дома – принадлежит городу Лука половина – Паола. Их разделяет только соответствующая табличка. Очень непривычно после отечественных расстояний и степей с подсолнухами видеть такое «уплотнение». И в третьих, что показалось странным – мы постоянно ехали по встречной.

Причал, где стояло судно, находился менее часы езды от аэропорта. Моим домом на следующие шесть месяцев стал «Challenger». На тот момент этому старому голландскому сухогрузу стукнуло 29 лет, основным видом деятельности которого была перевозка цемента навалом из трех портов на юге Сицилии прямиком на Мальту. Трижды в неделю. А здесь, силами местных аборигенов этот цемент сортировался по мешкам, упаковывался и отправлялся дальше на юг – в Африку. Заправлял всем этим процессом вместе со своим сыном очень деловой мальтийский еврей – хозяин заводов, газет, пароходов. И судя по всему, они имели с этого неплохой гешефт, раз судно каждую неделю привозило 9000 тонн цемента, а требовалось еще и еще. Но я отвлекся.

Challenger
Как только я поднялся по трапу на борт судна, меня встретил старпом и радостно предупредил, чтобы я не расстраивался, что судно такое старое – зато, говорит, голландской постройки, а не какой-то там волгоболт! На что я ответил, что мне хоть узбеки его строили – все равно. Это, говорю, товарищ старший помощник – мой первый рейс со всеми вытекающими последствиями. Так что, не стесняйтесь, показывайте, где тут моё кайло и моя лопата, ибо очень хочется начать преодолевать трудности. Вместе со мной трудности преодолевали также капитан – хорват, старпом, боцман, еще один матрос – украинцы, три механика, электрик и повар – румыны и кадет – местный мальтийский сокол. Всего 11 человек экипажа. Опять же не фул комплект – сокращенка. Но это были мои первые коллеги – морские волки и колоритные личности: капитан был сорока пяти лет отроду, бывший военный моряк и спортсмен. Знал пять языков и имел громкий командный голос, благодаря чему, на судне все указания выполнялись очень быстро и железобетонно. Матросов не гнобил, но был тихий псих и постоянно интересовался у всех: «а будут ли пички?» .

Румынцы – стармех по прозвищу Дракула. Имел бледный цвет лица, тихий вкрадчивый голос и любил разбрасывать использованные зубочистки по палубе. Кроме слова «хэллоу» английский он знал на уровне жестов. Как работал там без языка почти год – осталось загадкой. Третий механик – Флорин. Это не человек – это полный ахтунг. Хрон он и на Мальте хрон. Любил на вахте в машинном отделении спать за главным распределительным щитом и очень обижался когда его будили.

Жора-электрик. Это шедевр. Бывший артиллерист с гусарскими усами и большим животом. Веселый и ленивый. Для него поменять лампочку на мачте – трудовой подвиг. Любил вино, как все румыны. Имел в каюте неприкосновенный запас в виде 25 литровых упаковок. Был независим и старался не вникать в ежедневную судовую рутину. На угрозы капитана о списании отвечал сочными румынскими матюками.

Восемнадцатилетний мальтиец-кадет был тоже довольно интересный малый. Благодаря ему я пытался улучшить свой разговорный английский. Так как на судне только он и капитан могли свободно общаться. Я ему рассказывал про Союзе и ужасы ГУЛАГа. А он мне доказывал, что мальтийцы выиграли Вторую мировую войну и сетовал как он безответно любит филиппинских женщин. Почему именно филиппинских и чем ему местные гетеры не угодили, так для меня и осталось загадкой.

В общем и целом экипаж был дружным и веселым. Несмотря на мой первый контракт, люди отнеслись с пониманием и помогали познавать морскую практику кто как мог. Таких как я, первопроходцев на этом судне побывало немало.

Вот так и работали в многонациональном экипаже, без каких либо национальных предрассудков. Несмотря на спартанские бытовые условия и дикую качку мы спокойно и без суеты снабжали Мальту цементом.
blog comments powered by Disqus
Related Posts with Thumbnails